»»»Творчество

Творчество


Николай Николаевич Тимченко. Стихи

ОН ПИОНЕР
Он пионер. Во всех делах он первый.
Для остальных - всегда во всём примерный.
Готов помочь больному у постели
Без выходных - в любые дни недели.

Головоломка

Следующим летом компания в составе: Анатолич, Сергей Владимирович, Борисыч, Роман - сын Анатолича, мой - Костя и я забираемся на один из притоков Подкаменной Тунгуски. Рыбачим с двух лодок, на каждой из которых находится по три человека.

МАРК БОРИСЫЧ

Марк Борисович, он же Марик, он же Маря (так чаще кличет его Саныч с хрипотцой и урчанием в голосе), он же Борисыч чуть старше Андрея, хотя какое-то время они учились на студенческой скамье вместе, откуда отсчитывает года их дружба.

АНАТОЛЬИЧ

Игорь Анатольич - о нем хочется говорить только в уважительных и в превосходной степени тонах. Это светловолосый, среднего роста, жилистый мужчина примерно того же возраста, что и Саныч. По образованию архитектор, он любому делу придает некую эстетику и художественность. Я бы даже сказал изящность.

ИГНАТЫЧ И САНЫЧ

1. Болезный муравей

Андрей Александрович или чаще, по-родственному (братан практически), Саныч - частый ночной оппонент и просто собеседник, внимательно слушающий Игнатыча. Санычу уже за сорок. Это крепкий, ростом выше среднего мужчина. Чернявый, с очень интересным типом лица, характерным для человеков, имеющих родителей разных национальностей. Смуглым лицом Саныч относится скорее к пакистанцам, нежели к русским.

"Жена моя..."

Дом Воронин купил специально для семьи дочери. Выбирал добротный и в красивом месте. Регина ему и предложила пустующий после очередного хозяина огромный одноэтажный особняк. Старинный дом со своей историей, как английские замки. Конечно, от старины остались только фундамент да каменные подземные кладовые. Была это усадьба купцов Сашенных. Еще в 18-ом веке построил основатель династии на берегу реки Купавы высокий кирпичный терем. Дом-крепость с толстыми белеными стенами, с окнами выше человеческого роста, с очень высокими потолками с лепниной. Кроме печи, был даже камин на почетном месте в горнице. Много старинных вещей, картин, мебели находилось в особняке. Музей-усадьба. Но то ли место было неподходящее, то ли сами обитатели, а не жилось счастливо его хозяевам.

Из книги "Стриптиз души". "Интимный дневник мадам"

Тем временем колоритная личность – дядя Ваня – пребывал в нирване алкогольного забытья. Лесиковы непредусмотрительно выдали ему зарплату авансом, которую он сразу же начал пропивать. А пил он не дома, а у своей подруги, которая с радостью принимала его время от времени вместе со скарбом, включающим нехитрую закуску, приличное число бутылок с незатейливыми этикетками и… котов. Да-да. В этом доме были рады старому ворчливому мужичонке даже в сопровождении наглых жирных котов.

ИГНАТЫЧ

Мой друг (скорее в прошлом, если отбросить диалектическую спираль) - пятидесятилетний мужчина крепкого плотного телосложения с заметно выдающимся брюшком, из-за которого рубашка, одетая, как правило, поверх майки и расстегнутая на нижней пуговице, домиком нависает спереди над поясом брюк. С короткой шеей, круглым лицом и широко раскрытыми карими глазами, наблюдающими за вами из-за очков. В летний период Серега отпускает окладистую бороду, делающую его похожим на Будулая, героя известного фильма.

"Интимный дневник мадам. Последнее дело Больцова"

Здоровая еда, здоровый секс, здоровый сон. Что еще надо для счастья молодому человеку? Примерно такие мысли вертелись в голове Тимофея. Из широкой постели не хотелось выбираться. Так бы и утопал в неге сутки напролет. А вот Вероника куда-то выскользнула.
- Тима! Как мне это платье?
- Я ни разу не видел его у тебя. Прикольно!

"Жить хорошо..."

Павел Васильевич Синегорцев был жив, но в данный момент этот факт его не радовал. Очнулся он привязанным к железной койке в грязном, освещенном лампочкой, засиженной мухами, подвале. Нестерпимо раскалывалась голова. С ужасом он обнаружил новые ощущения в области шеи, как будто две палки были вставлены под кожу, которые с одной стороны мешали голове двигаться, а с другой - поддерживали ее, не давая ей падать по сторонам. Прислушиваясь дальше к своим ощущениям, он понял, что это так отекла его собственная шея, а внутри все сосуды настолько напряжены, что вот-вот лопнут. Чувствовать, что у тебя внутри все не так, что с твоим пока еще живым телом происходят страшные метаморфозы, было просто невыносимо.



Уважаемые посетители, если у Вас есть интересная информация о замечательных людях нашего района и Курагинской земле, и Вы хотите ею поделиться, мы с удовольствием разместим её на нашем сайте. Ваши истории, заметки, рассказы, стихи, фотографии и т. д. просим присылать на наш эл. адрес info@nikava.ru