»»»

СЛУЧАЙ НА ПАРОМЕ


Николай Николаевич Тимченко

В детстве мы все любили покататься на пароме. Для сведения: паромы бывают не только на реках, но и морские. Есть в России паромы, на которых переправляют через проливы целые железнодорожные составы. Обычно речные паромы состоят из баржи и катера - буксира или толкача. На барже размещаются транспорт, грузы и пассажиры, а катер ведёт баржу от берега к берегу. На Кизире - в Кордово, Мульге и Имиссе - были особые паромы.

В местах паромных переправ Кизир неширокий - меньше двухсот метров - всего-то. На противоположных берегах вкопаны в землю высокие п?рные опоры, поверх которых с берега на берег перекинут трос с блоком. Трос тракторами натягивали так высоко, чтобы в любой ледоход его не оборвало вздыбившимися льдинами. От парома шёл другой трос и крепился к блоку. Блок и тросы были ведущим организмом парома. Сам же паром представлял собой две огромные, высотой в рост человека, деревянные лодки с настилом поверх них. И лодки, и настил были прочными настолько, что выдерживали даже тяжёлый трактор. Площадка настила по краям имела перила с прикреплёнными накрепко скамейками для пассажиров.

Обычно паром шёл с одной машиной, но во время уборки урожая в Можарском колхозе, переправляли одновременно по два ЗИЛа или по три машины меньшей грузоподъемности. К каждой лодке крепились рулевые вёсла из толстых досок, которые служили для придания лодкам парома определённой ориентации относительно течения. Тросы не давали парому плыть вниз по течению, а блок с паромом двигался по тросу от берега к берегу. Чем быстрее было течение и чем круче сориентированы лодки, тем сильнее был напор воды в борта лодок и тем быстрее шёл паром.

Ни тряски, как при езде по дороге без асфальтового покрытия, ни воздушных ям, как при полёте на АН-2, ни качки, как в вагоне поезда - настоящая благодать плыть на пароме. Единственный нюанс - не все паромщики позволяли нам кататься. Дядя Вена, самый молодой паромщик, выгонял желающих прокатиться. Случалось, пока его нет на пароме, мальчишки влезали в одну из лодок. Под настилом их не было видно. Затаившись, сидели, пока сплавают туда и обратно. Когда паром причаливал, мальчуганы выскакивали из лодки и, дразня дядю Вену, убегали. Нам было забавно смотреть на вспышку его гнева. Может быть, он только играл роль разгневанного и обманутого ребятнёй взрослого. Возможно, что ему было приятно доставлять нам радость, играя эту роль. Но мы-то его боялись, вовсе не шутя.

Дядя Коля разрешал прокатиться, если кто-нибудь во время переправы соглашался петь частушки. Частушкам он учил нас сам. И то были не простые частушки, а "с картинками". Мальчишки постарше стеснялись петь дяди-Колины "шедевры". Нам приходилось брать с собой кого-нибудь из малышей, которые не вникали в суть и пели. Мальчуганами через это прошла детвора всего левобережья. Взрослым, особенно присутствующим на "концерте" впервые, это было забавно. Дядя Коля, собирая плату за переправу, делал подсказку, пассажиры доплачивали и за выступление. К вечеру у него накапливалась неподотчётная сумма, которой хватало на кулёк конфет для артиста и на четушку "огненной воды".

Самым покладистым и самым пожилым был дядя Ваня. Он-то катал нас бесплатно - без частушек.
Однажды, в разгар лета, часов в десять утра заходит на паром старушка. Старенькая бабуля, на батожок опирается. Зашла и присела на скамейку около перил. Одежда на ней не новая, с заплаточками, но чистая. Аккуратная и тем приятна бабушка. Дядя Ваня плату за переправу собирает, подходит и к ней. Все заметили, что бабушка не местная. Паромщик не хуже нас местных и в лицо, и по именам знал. Потому и спросил: - Вы к кому здесь и откуда? Вижу, что не местная.
- В Артёме я живу, в Артёмовске, значит. Давно уже. А надо мне сподобиться, в Можарку попасть.

- В Можарку отсюда никто не ездит. Завтра суббота, вечером машина с пилорамы рабочих повезёт на Малиновую Гору. Там от сворота к деревне до Можарки девять километров остаётся - ровно половина пути. У Вас есть здесь родные или знакомые, чтобы заночевать?
- Нет, сынок, ни родных, ни знакомых здесь. И ждать до завтра не могу. Сегодня вечером, с Божьей помощью, сама в Можарке буду.
Дядя Ваня удивлённо посмотрел на старушку.
- А почему с Артёма в Курагино не проехали? Оттуда через Имисс до Можарки можно на автобусе доехать?
- Автобус от Курагино рано уходит, не успела бы я. А день терять не могу.
- Да что за беда случилась? Отчего срочность такая?
- Мамина соседка письмо прописала, что сестра маму обижает. Сестру-то постыдить надо, хоть она и старшая.
Все, кто был на пароме, удивлённо переглянулись.
- А сколько же Вам лет, бабуля? - спросил кто-то из пассажиров.
- Так сто второй идёт, слава Богу, - сказала старушка и перекрестилась.

Даже мы, мальчишки, потеряли тогда дар речи. Ей самой сто второй, а у
неё ещё есть старшая сестра, которая их маму обижает. Не чудеса ли? Паром
причалил. Бабушка, опираясь на батожок, с позволительной ей скоростью
стала удаляться от парома в направлении Можарки.

1. Четушка - четвёртая часть литра.

Рейтинг

В этом разделе

Добавить комментарий

Обновить

Десять минус три будет, прописью?