»»

В каком же году было основано село Имисское?


В каком же году было основано село Имисское?

Шесть лет назад приезжали в наше село тележурналисты «ВГТРК – Красноярск» и снимали программу из цикла «Непотерянный Рай». Участвовал в ней и я, где указал место, откуда начало своё существование село Имисское или просто Имис, и рассказал, что оно было основано в 1820 г., хотя в этой дате я уже давно был не уверен, но подтвердить это пока ни чем не мог.

Имисское
Неоспоримым историческим фактом является то, что село Имисское основали государственные крестьяне выходцы Вятской губернии на берегу р. Кизира при устье р. Имис и приверхи протоки позже названой Ангарушкой. Утверждение же о том, что наше село был основано в 1820 г. ранее у меня не вызывало никакого сомнения и достигало сто процентной уверенности пока в руки не попал «Список населённых мест Сибирского края 1929 г.». И что же я там вижу! В графе год основания села стоит 1855 г., сначала у меня было негодование: – как же так, Имис же образовался в 1820 г.!? Но вместе с тем закралось сомнение, а действительно ли тогда образовалось наше село? Вот такие несоответствия в датах и подтолкнули меня к поиску настоящего года основания села Имисского.

Первое упоминание о топониме Имис мы находим в «Путевых описаниях Красноярского уезда 1739 г.», оставленных руководителем академического (сухопутного) отряда Великой Северной экспедиции Герхардом Фридрихом Миллером, где Имис (Имисик) он упоминает как приток реки Кизира. Вот его запись: « В реку Kesir-Upsa (Кизир) впадают: речка Emis, с юга, в 30 верстах от места её слияния с рекой Kasir-Upsa (Казыр)...». Далее пробовал найти наше село среди казённых поселений, учреждённых в 1829 г. генерал-губернатором Восточной Сибири Александром Степановичем Лавинским, которые к 1858 г. были преобразованы в деревни Сабинскую, Ермаковскую, Дубенскую – Шушенской волости, и Восточную, Тигрицкую и Сагайскую – Тесинской волости, впоследствии ставшими сёлам. Здесь тоже не оказалось Имиса. Вследствие чего начинаешь всерьёз задумываться, поставив себя на место крестьянина-хлебопашца, а стоило ли в начале девятнадцатого века строить в подтаёжье деревню. Тогда как в то время, а точнее к 30-м годам XIX века в Минусинском округе было предостаточно земель, находившихся в лесостепи более подходивших для заселения не только крестьянам, но даже и ссыльнопоселенцам. К тому же сведения о заселённости Тубинского бассейнав 1847 г. в своих записках давал российско-финский лингвист Матиас Александр Кастрен: «… вследствие плодородия почвы (в бассейне р. Тубы) население довольно велико, хотя берега больших притоков Кизира и Амыла были ещё пустынны…». Он же отмечал самым верхним и последним населённым пунктом в этой речной области Шадатский казачий форпост на р. Каратуз. Из этого следует, что во времена путешествия Кастрена, ни какого населённого пункта на месте нашего села ещё не существовало.

Одно из первых официальных упоминаний встретившихся мне в литературе XIX века о нашем селе было в «Списке населённых мест Енисейской губернии на 1859 г.», где указано, что казённая деревня Емисская находится при р. Емисе и р. Кизире. Деревня в то время состояла из 44 дворов, где проживало 142  души мужского пола и 137 душ женского пола. А в «Кратком описании приходов Енисейской Епархии 1917 г. отмечено, что село Имисское, деревни Жербатиха и Покровка были заселены более 50 лет назад вольными переселенцами, что тоже указывает на середину XIX века. Так постепенно у меня 1820 г. становился всё более и более призрачным. И всё-таки, чтобы подтвердить 1820 г. я задал нашему уважаемому земляку кандидату исторических наук Б.Е. Андюсеву вопрос, откуда всё-таки появилась такая дата основания с. Имисского? Ответ сводился к следующему, что эти данные об основании села были получены лишь из расспросных сведений от местных старожилов. Вот как о таком способе расспроса у местного населения, написал Л.С. Личков в очерке «Новые данные по истории заселения Сибири» в 1894 г.: «… Сбор материалов по преданиям в известной мере ослабляет значение собранного материала. Прежде всего, очень давние селения совсем уже забыли всякие предания о своём поселении и справку об этом можно найти только в одних архивах. Но и там, где предания ещё существуют, местами, за давностью времени, деды могли кое-что забыть, перепутать, ошибиться годами, упустить некоторые, иногда существенные подробности. Передаваемые из уст в уста, от дедов к отцам, от прадедов к дедам, могло быть передано недостаточно точно. Чем поэтому дальше от нас момент заселения известной местности, тем менее точны собранные о её заселении данные, тем менее точны указания о времени…».

В дальнейшем продолжая поиски, я наткнулся на очерк Г. Пейзына «Минусинский округ Енисейской губернии в сельскохозяйственном отношении» составленного по сведениям на 1853 г. и опубликованного в 1858 г. в «Записках Сибирского отдела Императорского Русского Географического Общества». В этом очерке мы находим такие строчки «Тесинская волость лежит по правому берегу р. Енисея и по речкам, впадающим в него с правой стороны, как, то: Тубе и Амылу и речкам, впадающим в последние. Центр Тесинской волости есть село Тесинское, вокруг которого расположены селения. Самые дальние из них от волости суть Маторское, Качулька, Берёзовка, Каратуз, Верхний Кужебар и Кныши: Все они отстоят от Енисея не далее 80 вёрст. Говоря вообще об этих волостях (т.е все волости Минусинского округа) нельзя не сказать, что они занимают большей частью места самые удобные для пастбищ и хлебопашества здесь также есть в изобилии отличный строевой и дровяной лес. Жители Тесинской волости размещены в таких деревнях и сёлах по реке Тубе – Тесинское, Курагинское, деревни Потрошилова, Городчанская, Шошина, Кочергина, Мурина. По впадающим речкам в Тубу – станица Каратузская, сёла Шелаболино, Кавказское, Ирбинское, деревни Верхний Кужебар, Средний Кужебар, Нижний Кужебар, Пойлова, Сагайская, Детлова, Кныши, Курганчикова, Берёзовка, Качульская, Жерлык, Большая Иня, Малая Иня, Восточная. По правому берегу Енисея и впадающим в него речкам стоит село Тигрицкое. Вновь устроенные в 1852 и 1853 гг. поселения переселенцев из внутренних губерний России… В Тесинской волости по р. Тубе деревни Белый Яр, Богуртах Бугуртак), по Амылу Кужебары, по Кизиру Жербатиха. По р. Уджею деревня Уджей. На Маторской степи деревня Маторская». И что же мы видим, есть Бугуртак, есть даже Жербатиха, а Имиса опять нет.

И вот, наконец, попали мне в руки исповедные росписи и метрические книги Курагинской Спасской церкви и три « Ревизских сказки» Тесинской волости Минусинского округа за 1850 и 1858 годы, проливающие свет о годе основания нашего села. Так в исповедной росписи Курагинской Спасской церкви за 1823 г. мы находим только разросшиеся семьи местных старожилов из села Курагинского, Каратузского (Шадатского) форпоста и деревень Шелаболиной, Пойловой, Курганчиковой, Муриной, а также семьи местных инородцев, как кочующих, так и живущих оседло. Тоже самое мы обнаруживаем и в росписи Ирбинской Екатерининской церкви, где упоминаются только Ирбинский завод, деревни Берёзовка и Детлова. А в приходе Тесинской Богородицкой церкви упоминаются село Тесинское, деревни Кочергина, Шошина, Кавказская и Городок.

В Метрических же книгах Курагинского прихода периода с 1829 по 1835 гг. упоминаются такие селения: Курагинское, Берёзовка, Мурино, Пойлово, Детлово, Шалоболино, Ирбинский завод, форпост Шадатский (современный Каратуз). В 1832 г. упоминается заимка Качульская, которая к 1835 г. становится деревней. И как мы видим, и здесь нет ни одного упоминания об Имисе.

Первое же упоминание о нашем селе появляется в метрической книге Курагинской Спасской церкви за 1856 г., где было отмечено, что у крестьянина деревни Емиса Лариона Алексеева Мухачёва и его законной жены Татьяны Семеновой 4 августа 1856 г. родился сын, который 9 августа был крещен, и ему было дано имя Максим. Восприемниками при таинстве крещения были крестьянин той же деревни Аника Алексеев Мухачёв и крестьянская жена Екатерина Николаева Лушнина. После этой записи есть ещё 13 записей о теперь уже Имисских крестьянах. До записи от 4 августа 1856 г. в метрической книге упоминания об Имисе мы не находим. Но начиная с января 1856 г. периодически в разных её частях начинают появляться фамилии имисских первопоселенцев, таких как, Бехтеревы, Евдокимовы, Головины, Пленкины, Хохловы и др., но ещё не в качестве «крестьян деревни Емиса», а пока ещё как «крестьян Вятской губернии, Орловского уезда» и таких записей мы находим девять.

Но все домыслы отпадают сами собой, когда дело доходит до ревизий податного населения, проводившихся с целью подушевого налогового обложения. Основными же документами которые отражали результаты проведения ревизий податного населения в Российской империи того времени были «Ревизские сказки». В этих «сказках» в обязательном порядке отмечалось как мужское, так и женское население отдельно взятого селения. Так в Государственном архиве Красноярского края хранятся три таких «сказки» Тесинской волости Минусинского округа за 1850 и 1858 годы. Они подтверждают данные полученные в очерке Пейзына и в метрических книгах Курагинской Спасской церкви и, где раз и навсегда ставится крест на 1820 г. Так в «Ревизских сказках» за 1850 г. в Тесинской волости зафиксировано 25 селений, где самыми восточными упоминаются село Курагинское, деревни Берёзовка, Качулька и Богуртах (Бугуртак). Как видим, здесь нет ни Имиса, ни Жербатихи, ни Покровки. Теперь берём «Ревизские сказки Тесинской волости за 1858 г., где находим: « «Ревизская сказка» № 36 1858 г. 25 февраля. Енисейская губерния, Минусинский округ, Тесинской волость, д. Емис о состоянии мужского и женского полов разного наименования жителей по десятой народной переписи». По этой переписи в д. Емис значатся 42 семьи крестьян-переселенцев, где средний возраст глав семейств был 44 года, за исключением двух крестьян имевших возраст 73 года и трёх от 65 до 67 лет. Там же находим важное замечание, что 35 семей были переведены из податного населения Орловского уезда Вятской губернии в податное население д. Емис Тесинской волости Минусинского округа по указу Енисейской казённой палаты от 16 марта 1856 г. за № 2249, т.е. 16 марта было днём образования Имисского сельского общества! Остальные семь семей по данным той же «ревизии» были переведены из крестьян Вятской губернии, Орловского уезда, Лукинской волости, д. Колеватова по указу Енисейской казённой палаты 22 мая 1857 за № 4087. А во второй половине 1859 г. в д. Емис прибыла третья партия Вятских переселенцев из Котельничского и Орловского уездов в количестве 24 семей. Все эти крестьяне являлись так называемыми «киселёвскими» или как они себя называли «маршрутными» переселенцами 50-х гг. XIX века. Тогда графом Павлом Дмитриевичем Киселёвым одним из последовательных сторонников отмены крепостного права и инициатором переселенчества было организовано переселение крестьян в разные не освоенные районы России, в том числе в Тобольскую, Томскую и Енисейскую губернии. Вольное переселение осуществлялось по почину и средства Российского правительства, вызванное различными льготами (освобождение от повинностей, от рекрутчины и пр.). Этим путём в период 1850-1867 гг. в восточной половине Минусинского округа были образованы 36 новых посёлка. В их число вошли образованные в 1850 г. – Бугуртак, в 1853 г. – Жербатиха, в 1855 г. – Имис, в 1856 г. – Покровка. Если Имис основали Вятские крестьяне-переселенцы, то Бугуртак, Жербатиха и Покровка были заселены переселенцами из Пермской губернии.

На основании всех собранных данных, место основания будущего села Имисского, по всей видимости, было отведено Минусинскими окружными властями к 1855 г. Это позволило семьям переселенцев, выступив в середине мая из Вятской губернии и преодолев путь около 3500 верст в середине сентября 1855 г. добраться на отведённый им для засёлка участок, находящийся в восточной части Тесинской волости Минусинского округа и обустроить временные жилища полуземлянки, на берегах р. Кизира. Частично женщины и дети были при этом на зиму расквартированы, в старожильческом селе Курагинском и других окрестных селениях, пока мужики, начали заготовку леса и строительства изб. А с наступлением весны 1856 г. вятские крестьяне-переселенцы, причисленные в податное население д. Емис Тесинской волости, Минусинского округа, Енисейской губернии окончательно утверждаются на берегах реки Кизира.

Основанием же таких деревень, как Имис, Жербатиха и Покровка были причины несвязанные с земельным вопросом в Минусинском округе, т.к. такого вопроса на тот момент не существовало. А связаны они были, по-видимому, непосредственно с началом золотодобычи в системах рек впадающих в Кизир в 30-е гг. XIX века, наибольший расцвет получившей в 50-е гг. XIX века. И, возможно, место будущего селения было присмотрено Вятскими крестьянами, прибывшими в середине 40-х гг. XIX века в качестве рабочих на золотые прииски Минусинского округа. Также о возникновении новых селений в 50-е гг. XIX века писал в своём очерке Л.С. Личков: «…В Курагинской волости я могу насчитать, по крайней мере, пять больших, основавшихся там с помощью казны, селений, засельщики которых сами выбрали там себе места для поселения в 50-е годы нынешнего столетия, главным образом руководствуясь изобилием леса…» И если учитывать, что образованная в 1884 г. Курагинская волость состояла из таких селений, как:

1. с. Курагинское.
2. д. Пойлова
3. д. Берёзовка
4. д. Белый Яр
5. д. Бугуртак
6. д. Жербатиха
7. с. Имисское
8. д. Покровка

Где первые три были образованы ещё в XVIII веке, а остальные пять, согласно Л.С. Личкову были основаны в 50-е гг. XIX века.

Эти деревни были своеобразными перевалочными пунктами приисков, где можно было остановиться на ночлег, запастись продовольствием, фуражом, лошадьми, лодками и т.п. В подтверждение этому привожу слова горного инженера Константина Николаевича Тульчинского подметившего в 1902 г., что: «Земледелие Минусинского края без помощи золотого дела еще не скоро бы достигла своих настоящих размеров. Вблизи районов золотоносной промышленности постоянные земледельческие поселения уже врезались в «тайгу» (дер. Чердаки, в Тубинском районе, д. Покровская в Кизирском районе, д. Пономарёвка в Копьевском районе и др.) тогда как вне этих районов обширные вполне пригодные для земледельческой культуры пространства совсем ещё не тронуты человеком».

Учитывая приведённые доводы, мы приходим к такому заключению. Если бы переселение на место Имиса произошло в 1820 г., то все крестьянские фамилии первопоселенцев, так или иначе были бы отмечены в исповедных росписях и метрических книгах Курагинской Спасской церкви 1823, 1829 – 1835 гг., т.к. церковь шла рядом с человеком от его первого вздоха и до последнего. И кроме своего морально-религиозного значения, имела ещё и юридическое, т.к. брак, рождение, крещение и погребение не считались законными, если они не были освещены церковью. А также фамилии имисских первопоселенцев вне всяких сомнений упоминались бы и в «Ревизской сказке» 1850 г., но таких записей нет. Выходит «Список населённых мест Сибирского края» был прав, а год основания села 1820 получен лишь из расспросных сведений и ни какими документами не подтверждается, что является домыслом или выдумкой. К тому же известно, что человеческая память частенько подводит, к тому же возникает желание удревнить историю.

***
В тексте везде Имис с одной буквой «с», т.к. в старых документах везде писалось село Имисское (Емисское) или Имисъ (Емисъ), и лишь дважды в 1893 и 1908 гг. встречается неправильное написание – Имиссъ, но начиная с 20-х годов ХХ века такое написание села, стало употребляться повсеместно. Объяснение появления второй буквы «с» в названии села довольно простое, когда решили сократить официальное название Имисское за счёт окончания и суффикса СК, при этом суффикс убрали да не полностью, забыв убрать букву «с», стой поры и появилась лишняя буква в названии нашего села, т.е Имисс.


Баландин А.В.
С. Имисское


Рейтинг

В этом разделе

Добавить комментарий

Обновить

Количество времен года (сезонов), прописью?