Паломничество в родные края

Мне давно хотелось побывать на таёжных озёрах Курагинского района. И это давнее желание сбылось в августе нынешнего лета. Сразу скажу: мне повезло в том, что цель и смысл путешествия, а значит и маршрут были заданы Владимиром Степановичем Топилиным. Это решило многие проблемы с получением информации и передвижением всеми необходимыми в условиях таёжного бездорожья способами.


ТиберкульИмя Топилина, как пароль, открывало мне возможность пути в намеченном направлении - к северному берегу озера Тиберкуль, где живут староверы, лучше всяких пришлых знающие эти края. Уклад их жизни, истории их семей как раз и интересуют писателя. Поскольку Владимиру Степановичу сложно самому добраться до далёкого поселения, в путь мы для начала отправились вместе на его "крутой" машине. Это "Ока", на которой писатель каждое лето колесит по Курагинскому району, встречаясь с разными людьми, чьи невыдуманные истории ложатся в основу его повестей и рассказов.


О везучести

Везения начались ещё до отъезда - долгое ненастье буквально накануне сменилось солнечной погодой. А из Черемшанки пришла на первый взгляд неприятная новость: по телефону сообщили, что тягач, на котором мне можно было от Жаровска подъехать к Тиберкулю с юга, отправился туда на день раньше. Поэтому, выезжая из Минусинска, я ещё не знала, как буду добираться от Черемшанки до назначенной точки - заимки Тиберкуль. Но, видно с Божьего благословения, в этом путешествии мне встречались только хорошие люди.

Добравшись до Черемшанки, мы узнали от бывшего директора школы Виктора Николаевича Краснова, что из соседней деревни, Петропавловки, возят туристов на Тагасук - озеро, от которого по тропе всего несколько километров до Тиберкуля. На перешейке между Верхним Тагасуком и Нижним построена туристическая база. Занимается организацией поездок туда предприимчивый человек - Борис Иванович Чеботарёв, который не представляет себе жизни вне этих таёжных мест.

Когда подъехали к новому аккуратному дому Чеботарёвых на окраине Петропавловки, хозяева встретили нас приветливо. Я рассказала им - куда и зачем направляюсь, и что готова идти хоть пешком, для чего хочу получше узнать о предстоящей дороге. Борис Иванович, внимательно выслушав, посмотрел на меня доброжелательно и сказал: "Не надо идти пешком. Мы читаем книги Топилина, и относимся к нему с большим уважением, поэтому готовы Вам помочь. Завтра забрасываем на вездеходе на Тагасук наших партнёров, Вы можете поехать с ними".


Жемчужина за болотом

Гусеничный транспортный тягач - машина весьма устрашающего вида. Гусеничный транспортный тягач - машина весьма устрашающего вида. Сидя на его крыше, ощущаешь себя боевой единицей группы спецназа. Но когда ГТТ добирается до заболоченной просеки, отмеченной на карте как дорога, понимаешь - какое это чудо техники - девятитонный вездеход! Одно дело - штрихи на карте, обозначающие болотистую местность. Другое - самой видеть вязкие колеи той "дороги", заполненные болотной жижей, подернутой зелёной или бурой ряской. Идти по обочине невозможно и пешему - деревья слабо держатся за влажную почву, покрытую кочками, поэтому легко валятся от ветров, буреломом покрывая землю. Вездеходу, кажется, всё нипочём: обрушивается всей тяжестью в жижу, разгоняя грязные волны, переваливается через поваленные поперёк дороги стволы деревьев и прёт на скорости 9 км в час.

По дороге встречается много ягодников: алыми гроздьями висит кислица, реже - черная смородина, много малины, но её ягоды здесь водянистые, совсем не вкусные.
После четырёх часов, проведённых на рычащей броне, такая радость увидеть, наконец, в просвете между деревьями проблески воды! На востоке виднеется та самая перемычка между озёрами, а на ней живописно встали деревянные домики. Ещё дальше, за Верхним Тагасуком, высится главным украшением удивительной панорамы гора Козя, что с запада в хребте Крыжина. С иркутской стороны этого хребта находится сердце Восточного Саяна - Пик Грандиозный. Гольцы в верхней его части означают, что высота открывающихся гор более 1800 метров.

Выносим на берег и грузим в моторные лодки вещи. По отражению вечерней зари на тихой воде минут за двадцать добираемся до базы. Наш проводник, Алексей - универсал: он и водитель вездехода, и легко управляется с лодками. А ещё, как оказалось позже, он и удачливый рыбак, и следопыт, знает все ягодные места в округе. Движения Алексея расторопны, не суетливы, у него легко получается "включить" жизнь в безлюдных домиках. Заправил бензином генератор, завёл - вот уже зажглась лампочки в помещениях, и подступившая темень не мешает расселяться, готовить в столовой ужин. Дома здесь добротные, удобные, и так хочется пожить в этом красивейшем месте подольше!


Поселение на Тиберкуле

Мужчины на другой день чуть свет отправились на рыбалку. У меня - другие планы: пробираться на Тиберкуль. Алексей охотно согласился сплавить на моторке до тропы, по которой он неделю назад провёл большую группу туристов. При хорошей погоде идти по тайге в радость: лес живой - распевают птицы, буйствуют травы, манит зрелая ягода. Каждую травинку хочется рассмотреть и оставить в памяти.

В прибрежной части тропа заболочена, ноги вязнут, порой проваливаешься по колено. На Тиберкуле меня ждал с лодкой старожил этих мест - Яков Артемьевич Горбунов (здесь я мысленно ещё раз порадовалась известности Топилина, отзывчивости Чеботарёва и возможностям "сотика"). Этот красавец-таёжник лет пятидесяти с окладистой бородой (как и положено мужчинам-старообрядцам), пока двигались на лодке, охотно рассказывал о родных местах. Вот самый большой остров на Тиберкуле - Кедровый. "Раньше он был сплошь занят кедрачом, пока в 30-х годах не выгорел. Теперь кедра здесь почти нет", - рассказывает Яков Артемьевич. А ещё много совсем небольших островков: Конский, Кордончик, Берёзовый...

Заимка Тиберкуль Добираться водой от тропы до поселения оказалось недолго. По берегу разместились немногочисленные дома. Да только старожилов-то осталось всего две семьи - Горбуновы да Кожевниковы. Живут сейчас на озере только старшие, дети выросли и уехали туда, где есть дороги, а значит и работа, учёба, электричество, магазины и прочие преимущества многолюдных мест.

Как сказала Ольга Ильинична, жена Якова Горбунова: "Отдыхать здесь хорошо, жить - трудно". И в самом деле - чем зарабатывать на жизнь здесь, в отдалённых местах? Лишь тайгой и огородом в наше время не обойдёшься. Хотя по правде сказать, не верится, что Горбуновым трудно живётся, когда видишь, как ладно устроено их подворье. Во всём чувствуется мастеровая хозяйская рука, - в том, как сложены стены, настелены полы, прибита каждая дощечка, спланированы постройки. Ольга Ильинична показала огород, - всё на грядках пышно зеленеет, из-под накидки укрывного материала выглядывают завидные гроздья томатов, налились арбузы - не хуже минусинских. Растётся овощам здесь вольготно. Видно, лёгкая рука у хозяйки. Электрические столбы на озеро не дошагали, поэтому Горбуновы пользуются генератором и солнечными батареями, КПД которых хоть и невелико, говорят, но в отсутствие другого источника энергии и они выручают. У домашнего причала на озере покачивается лодка, под навесом виден "Буран".

Несколько домов на заимке принадлежат "дачникам", вероятно очень не бедным людям, как это можно предположить, зная о стоимости земли здесь и немалых затратах на строительство. Бывают эти люди здесь нечасто, добираются вертолётами - ещё одна, пусть нерегулярная, возможность старожилов выбраться "в мир". Ещё в двух домах живут "паломники". Так старообрядцы называют своих соседей-виссарионовцев. При этом никакой вражды на религиозной почве между ними нет, наоборот - доверие и желание при случае помочь друг другу. Да и как иначе можно жить в таёжной глуши?


Души ради

Антонина Ильинична Горбунова Но вернёмся к главной цели моего путешествия. Владимир Топилин поручил мне познакомиться, прежде всего, с Антониной Ильиничной Горбуновой - тётей Тоней, как называли мне её Чеботарёвы, которые были на Тагасуке с ней соседями.

Три года назад она перебралась к старшему сыну Якову на Тиберкуль. Дети поставили здесь для неё отдельный домик в одно окошко, где Антонина Ильинична и живёт по привычному для неё старообрядческому укладу. Худенькая, подвижная, она ведёт своё нехитрое хозяйство сама - готовит себе еду, стирает, топит печечку. Но главное дело - молитва. И тётя Тоня молится, молится, читает книги о вере и старается ни на кого не держать обиды. "Грехи мои тяжкие, - вздыхает пожилая женщина, - суметь бы у Господа вымолить прощения, да проходит ли к нему моя молитва?". Грехи тёти Тони для всякого человека обычные. Каждому из нас есть в чём покаяться, да каждый ли согласен?

Муж Антонины Ильиничны, Артемий, работал в промхозе - охотничал, рыбачил. Почти всю жизнь семья их прожила на Тагасуке. Здесь родились их семеро детей. Младший, Сергей, умер в младенчестве, ещё один, Пётр, погиб подростком на охоте. Остальные здравы, имеют семьи, не забывают мать. После смерти мужа в начале 90-х годов тётя Тоня сама стала работать в промхозе. Удивительно - как эта щупленькая и тогда уже немолодая женщина могла брать уловы на Тагасуке наравне с мужиками!

На охоту она специально не ходила, но доводилось проверять петли и капканы, когда Артемия не было дома. В таких обходах и убила она двух медведей, - смолоду метко стреляла.

В свои 79 лет Антонина Ильинична не ропщет на судьбу - благодарит Бога, что даёт сил со всем справляться, а главное - что открыл путь духовной жизни. Показывает мне выписки из святых книг. Вот одна из них: "Если плоть не умрёт души ради, то душа умрёт плоти ради".


Облекчить участь государства

Пенсию Антонина Ильинична не получает. Причём сознательно, добровольно отказавшись от социального попечения государства. Она и выплаты, положенные за период до и после рождения детей, тоже не брала. И в этом нет никакого протеста. Своё решение пожилая женщина объясняет просто и мудро: "Сама ведь и рожала и вырастила вместе с мужем своих детей. Старалась как могла, и мне за них не стыдно. Так неужто они мне в старости откажут в помощи? Людям должно помнить: надо так детей воспитать, чтобы они считали своей святой обязанностью содержание родителей в старости, немощи. Ведь если бы каждый так думал, какое бы тогда облегчение было государству!"


* * *
Я изложила лишь небольшую часть своих впечатлений от недальнего путешествия по короткому, но насыщенному маршруту, пройденному по нашей, сибирской земле. За рамками очерка осталась встреча в Черемшанке с 90-летней Ефросиньей Егоровной Кокориной, которая пользуется большим уважением в старообрядческой общине. И строительство православной церкви в Черемшанке. И рассказ об обратной дороге до Тагасука, когда меня застала гроза, и о том, как в рыбацких хлопотах провели дни на озёрах мои спутники. А уже хочется новых дорог, новых встреч, впечатлений, чтобы успеть получше узнать свой край.


Елена Стельмах,
корреспондент газеты "Надежда и Мы",
г. Минусинск

19.10.2011 13:05 / Просмотров: 1844 / ]]>Печать]]>
В этом разделе:
Добавить комментарий
Ваше имя |
Текст
Контрольный вопрос

Десять минус три будет, прописью?

|
 Календарь новостей
«Ноя.2017
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Курагинский район, история, краеведение, сплавы, походы, велопутешествия.

Курагинский клуб моржевания и закаливания Льдинка

Клуб ЗЕМЛЯКИ-КУРАГИНЦЫ

Учителями славится Россия, ученики приносят славу ей

 

 Опросы
Оцените этот сайт
Отлично!
Хорошо
Нормально
Так себе
Плохо!

Район, в ктором мы живём! : Одноклассники

 


Главная | О проекте | Карта сайта | Обратная связь | RSS При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна. Использование фотоматериалов только с письменного разрешения. Ваши мнения, предложения и замечания просим направлять на наш e-mail.
Сайт семьи Никулкиных © 2004 - 2017 NikaVA

Рейтинг@Mail.ru Красноярский рейтинг сайтов на Krasland.ru