Война у каждого своя... Часть 1

Говорят, что время лечит. Многое со временем забывается. Это так удобно, можно, забывая о неприятностях, проживать жизнь с чистого листа. Сделать вид, будто ничего не было и жить. Но ведь тем человек и отличается от животного, что помнит свои ошибки и старается сделать выводы, чтобы не допустить их в дальнейшем. Этому нас учит история - наука, которая заставляет помнить всё, как хорошее, так и плохое. Много страшных вещей творили люди за своё существование. Время показывает, кто был прав, а кто нет. Жизни отдельных людей и даже народов становились разменной монетой в больших играх.

На фотографии на переднем плане моя бабушка Голубцова Евдокия Ивановна 1904 г.рождения у неё на руках моя мама Пелогея 1938 г.рождения.Рядом с бабушкой мой дедушка Голубцов Василий Яковлевич 1903 г.рождения рядом с ним сын Николай 1935 г.рождения у них за спиной сын Иван 1926 г.рождения дальше дочь Александра 1928 г.рождения и старшая дочь Прасковья 1924 г.рождения. На фотографии нет ещё одной дочери Валентины она родилась в 1941 году поэтому я думаю что это фото было сделано перед войной.
Жизнь и судьба Голубцова Василия Яковлевича, простого рабочего человека из Сибири, может и не уникальна. В нашей стране найдётся тысячи и тысячи историй, которые так или иначе будут перекликаться с судьбой этого человека и его семьи. Как и многие, в 30-е, 40-ые годы прошлого века, эта судьба трагична. О Василии Яковлевиче рассказывает его внучка Фигурина Ирина Владимировна.

Голубцов Василий Яковлевич украинец по национальности родился в 1903 году в селе Чистюнька Алтайского края. В 1923 году женился на Евдокии Ивановне, которая родилась в селе Зимино Алтайского края. Они после женитьбы стали жить у его родителей и строить свой дом. Семья Евдокии Ивановны была зажиточная. В 1923 году её отца арестовали, и он в этом же году умер в Барнаульской тюрьме. Мать, сестер и братьев объявили кулаками и выслали в Нарым.

"Бог создал Крым, а черт - Нарым". Недаром в народе родилась эта поговорка. Нарым - это традиционное место ссылки ещё с 17 века, сюда было выслано со всей России несколько сотен тысяч человек. Со времени установления Советской власти в Сибири в Нарым стали высылать эсеров, меньшевиков, анархистов, а также священников, епископов и митрополитов РПЦ и многих других. А с 30-х в Нарымский округ хлынул крестьянский поток со всей Сибири. Из доклада тех лет одного из работников краевого земельного управления можно видеть подлинную ситуацию в Нарымском крае:

"Выселенные кулаки расселены за болотами на весьма низком месте - четыре поселка во время весеннего половодья затопляются. Постройка произведена: избушки без моху, прорезаны окна, но не застеклены ввиду отсутствия стекла, крыши отсутствуют, забросаны кое-как березовой корой, полы в очень редких избушках деревянные, большинство - земляные. В момент нашего пребывания там, до 16 июня включительно, в утренние зори температура доходила до нуля градусов, было несколько инеев, почва в низких местах до сих пор промерзшая, протаяла не более чем на 1-1,5 метра... Заниматься там сельским хозяйством, учитывая вышесказанное и большую затрату рабочей силы на раскорчевку леса, нецелесообразно... Можно заниматься выгонкой дегтя (корня березового достаточно), но в силу отсутствия гужевых и водных путей транспортирование в летнее время совершенно невозможно..."

Трудно приходилось переселенцам. Многие погибали только по дороге к местам своей ссылки. Так и случилось с матерью Евдокии Ивановны, по дороге в Нарым она умерла.

"Когда мы были маленькие (ходили в детсад), - вспоминает Ирина Владимировна, - мы с сестрой часто гостили у бабушки, у неё собирались все внуки. И она нам иногда рассказывала некоторые эпизоды своей жизни. Рассказывала, как белые подожгли их с. Зимино (этот рассказ впоследствии мне помог определить в каком с. Зимино родилась моя бабушка, так как в Алтайском крае есть два с. Зимино - одно Барнаульского уезда, другое РЕбрихИнского, вот первое и горело). Как загорелся угол их дома, но они молоком из подвала погасили его и дом не сгорел. А когда зашли в село красные, то обвинили их в том, что у всех сгорели дома, а у них нет, забрали отца моей бабушки и он, как она говорила, сгинул в тюрьме Барнаула в 1923 г. И ещё по мелочам, но никогда она ничего не рассказывала про дедушку и ссылку".

В 1924 году у Евдокии Ивановны и Василия Яковлевича родились старшая дочь Прасковья, в 1926 году сын Иван, а потом в 1928 году дочь Александра. К этому времени дом был уже построен, и развелось хозяйство. В тридцатые годы прошлого столетия волна ссылок и репрессий захватила Россию. Не миновала эта участь и молодую семью.

"Правовой основой" репрессий послужило постановление ЦИК и СНК от 1.02.30 г., хотя массовые депортации начались еще с 1929 г. Коммунисты объявили "кулаками" и люто ненавидели всех тех крестьян (впрочем, не только крестьян), кто был способен прокормить себя и семью своим трудом, без "помощи" властей.

Часто раскулачиванием занимались те же люди, которые долгие годы жили по соседству. Новая власть им дала право распоряжаться чужими судьбами. Видимо долгие годы копилась злость внутри, которая вылилась на людей в те годы. Непонятно откуда взявшаяся жестокость подвигала людей делать немыслимые вещи. Люди выгонялись на мороз в одних рубашках. Не щадились ни женщины ни малолетние дети. Они обрекались на страшную гибель. Ни у кого не вызывало сочувствия ни детский плачь, ни женские слёзы. Новая власть упивалась своей безнаказанностью. Этим людям казалось, что они творят справедливость. В то время, когда "кулаки" кровью и потом с утра до вечера работали, давая тем самым хлеб не только своей семье, но и некоторым сельчанам, бездельники сидели на печи. Новая власть позволила им безнаказанно отобрать всё нажитое.

В 1931 году Василия Яковлевича объявили "кулаком" и выслали на спецпоселение в Ольховку Красноярского края . "Волна революционных событий в России долго не доходила до этого прииска, не было там и политических ссыльных, которые могли бы организовать выступления рабочего класса в защиту своих прав. Отдельные мелкие выступления рабочих носили неорганизованный, стихийный характер и быстро подавлялись местной администрацией.

После свержения царского самодержавия видимых социальных изменений на прииске не произошло. И, лишь, когда в Сибири шла гражданская война, туда в 1919 году прибыл небольшой отряд, который и провозгласил там Советскую власть. Приисковое золото было арестовано и сдано в Минусинский банк. Местные "правители" разбежались. Был организован рабочий комитет, по ходатайству которого этот банк выдал деньги для расчёта с рабочими".
"Там, где кипела жизнь", Валерий Константинович Ермолин.

"Имущество всё конфисковали. В справке написано, что забрали молотилку, крупарушку, а сведений о семье и другом имуществе нет. Но из допроса дедушки в 1942 году написаны совсем другие сведения. Я только одного не пойму, зачем им нужны были эти сведения о хозяйстве в 1942 году. Из протокола всё видно и понятно, только дата ссылки пишется 1932 годом, но в других документах 1931 год" (архивная справка).

На 7-ом километре (ныне Курагинский район) Василий Яковлевич работал на шахте и вместе с товарищем строил дом, пятистенок по ул. Новостройка 30. Впоследствии товарищ продал ему свою половину дома. В ссылке у Василия Яковлевича и Евдокии Ивановны родилось ещё трое детей: сын Николай 1935 года, дочь Пелогея 1938 года и дочь Валентина 1941 года рождения. Из хозяйства были корова и куры.

Приближались 40-вые годы. Началась Великая Отечественная Война. В это тяжёлое для страны время требовались все, кто мог держать в руках оружие. Ссыльных, годных к военной службе, отправляли на фронт. В сёлах и деревнях оставались женщины, дети да немощные старики.

25 мая 1942 года призвали на фронт Василия Яковлевича. Отправили в Ачинск в учебную стрелковую дивизию. А в середине июня, он с 8 маршевой ротой убыл на Северо-Западный Фронт. По прибытию на фронт был зачислен в 713 с.п 171 стрелковой дивизии второго формирования. Дивизия обороняла Рамушевский коридор Демяновский котёл. Это побоище стало самым продолжительным сражением Великой Отечественной войны, которое затянулось на полтора года, с сентября 1941-го по март 1943-го. С той поры, когда на этом участке фронта проходили кровопролитные бои, прошли десятки лет. Но до сих пор поисковые отряды вытаскивают из местных болот технику, как советскую, так и немецкую, находят солдат. Историки с точностью не могут сказать, сколько тысяч бойцов полегли в этих болотах, выполняя свой долг.

Чтобы узнать о последних месяцах жизни деда, родными Василия Яковлевича было послано и получено множество писем из различных инстанций. Были запрошены архивы ФСБ, чтобы узнать, где и как погиб родной человек?

Из дела Голубцова Василия Яковлевича известно, что 29-30 июля он прибыл на фронт с 8 маршевой ротой и зачислен в 171стрелковую дивизию, 713 стрелковый полк, в 7-ю роту. 1 октября переведён в 8-ю роту, назначен пулемётчиком на точку переднего края нашей обороны. 10 октября был направлен командиром роты Потрясовым в сапожную мастерскую для починки обуви.

"Мой дедушка, когда пришёл с передовой в сапожную мастерскую, работающий там сапожник спросил, как дела на передовой. Мой дедушка ответил, что плохое питание, кормят одной водой и свёклой, и что их гонят на Польцо - на верную смерть. При этом разговоре присутствовал старшина роты, и он о нём доложил. Написал на дедушку заявление человек, который впоследствии стал героем Советского Союза, на тот момент он был старшиной роты. Я его фамилию знаю, но мне нельзя её писать, так как в ФСБ его имя было специально от меня закрыто. Они дают дело для изучения без имён третьих лиц, но при ксерокопировании в справке, что он не может присутствовать на суде, так как отправлен на курсы командиров, его имя не закрыли. Поэтому я знаю его имя, но писать не могу. Могу сказать одно, что он погиб в 1944 году. Докладывал он на моего дедушку три раза и только на третий раз дедушку арестовали. 30 октября дедушка был опять направлен в 8-ю роту на точку переднего края нашей обороны, где и находился до ареста".

"Действительно, я изучала бои за Польцо - это село брали раз 100 и там очень много погибло наших солдат. Заключения прокурора, который изучал дело по реабилитации, что мой дедушка осужден по политическим мотивам".

В истории Второй Мировой Войны много таких деревушек, которые становились полями битв. Часто их не найдёшь на современных картах. Только старожилы и поисковики могут показать места, где когда-то жили люди. Строили дома, растили детей, сеяли хлеб. А сейчас каждый кусочек этой земли усеян осколками от снарядов, изрыт окопами и воронками от разорвавшихся мин, полит кровью русских и немецких солдат.

19 ноября 1942 года военный трибунал 171 стрелковой дивизии приговорил Голубцова Василия Яковлевича к высшей мере наказания - расстрелу.

"Он писал прошения, просил искупить свою вину кровью и чтобы ради детей ему дали эту возможность, но приговор привели в исполнение. Когда я разговаривала с поисковиками и они узнавали что дедушка был раскулачен, они сразу говорили - ну всё понятно, с такими не чикались на фронте. Я только одного не могу понять, если вы призывали на фронт раскулаченных, заранее зная, что будете за ними следить и за любое незначительное высказывание расстреливать, то зачем их нужно было призывать? Пусть бы работали в тылу на пользу Родине".

Такие, как Василий Яковлевич, т.е. сосланные, раскулаченные, осужденные по 58 статье, у кого родственники и семьи находились на оккупированной территории, считались неблагонадёжными. В каждой роте находился соглядатай, который пристально следил за солдатами и их разговорами. Он мог и специально вывести человека на разговор, чтобы узнать о его взглядах на Советскую власть. Таких людей поощряли, вот они и выслуживались.

5 декабря 1942 года Василия Яковлевича расстреляли. "Дедушка посмертно реабилитирован он есть в книги памяти жертв политических репрессий Алтайского края. Вернули из ФСБ два письма дедушки с фронта. Но в деле нет акта приведения приговора в исполнение и поэтому не известно место его захоронения. И поэтому я продолжаю искать дальше. Связалась с музеем Северо-Западного Фронта, они мне выслали боевой путь дивизии, в которой воевал дедушка. Также с директором мемориала-кладбища в Волгограде, где захоронены бойцы Сталинградской битвы. С поисковиками, которые много объяснили. В ОБД моего дедушки нет. Теперь вот ищу, где мог находиться, в каком селе, в каком месте военный трибунал 171 стрелковой дивизии на тот период времени, так как расстреливали и хоронили рядом. Поиск сузился до Лычковского района Ленинградской области (ныне Новгородская область)" (справка о реабилитации 1, справка о реабилитации 2).

Ну а семья продолжала жить в посёлке 7-й километр (ныне Курагинский район), не зная, что отца и мужа уже нет в живых...


Наталья Никулкина,
по материалам Фигуриной Ирины Владимировны.

28.04.2014 / Просмотров: 1747 / ]]>Печать]]>

 Календарь новостей
«Дек.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Курагинский район, история, краеведение, сплавы, походы, велопутешествия.

Курагинский клуб моржевания и закаливания Льдинка

Клуб ЗЕМЛЯКИ-КУРАГИНЦЫ

Учителями славится Россия, ученики приносят славу ей

 

 Опросы
Оцените этот сайт
Отлично!
Хорошо
Нормально
Так себе
Плохо!

Район, в ктором мы живём! : Одноклассники

 


Главная | О проекте | Карта сайта | Обратная связь | RSS При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна. Использование фотоматериалов только с письменного разрешения. Ваши мнения, предложения и замечания просим направлять на наш e-mail.
Сайт семьи Никулкиных © 2004 - 2017 NikaVA

Рейтинг@Mail.ru Красноярский рейтинг сайтов на Krasland.ru