Судьба переселенца.

Конец XIX века. В далёком Краснослободском уезде Пензенской губернии, у дубравы, в вершине правого притока р. Шуструй, стояло старинное волостное село Базарная Дубровка. Вокруг пруды, пашни. На пригорке каменная Введенская церковь. Рядом с селом татарские и мордовские селения. Крестьяне здесь малоземельные, избы крытые соломой, а вокруг беспросветная нужда. Что же связывает Базарную Дубровку с сибирским селом Имисским?

Связующим же звеном между этими сёлами с начала 90-х гг. XIX века становятся крестьяне-переселенцы, поток которых не иссякал вплоть до революционных событий 1917 г. О судьбе уроженца с. Базарная Дубровка, впоследствии жителя с. Имисского Ивлева Якова Алексеевича я постараюсь рассказать в этом очерке. Основой его послужила найденная в одном из фондов Курагинского архива автобиография Ивлева Я.А. интересная тем, что в ней рассказывается о жизненных перипетиях этого человека. Дополнив её другими материалами того времени, представляю этот очерк читателям.

В 1892 г. в семье крестьянина Ивлева Алексея Ивановича родился сын Яков, а позже ещё двое сыновей, Иван и Николай. Семья росла, а земельный надел в 800 квадратных саженей (чуть более половины десятины) не давал никакой надежды выбраться из беспросветной нужды. Алексей находился в постоянном поиске заработка, ходил батрачить как к односельчанам, так и в село Прозор соседней Самарской губернии. Подрастали ребята с малолетства, познавшиетяжёлый крестьянский труд. Братья Ивлевы в течение четырёх лет пасли скот у богатых татар, позже на год уходили на заработки в г. Самару, причём успев овладеть маломальской грамотой. В 1909 г. Яков уже 17 летний парень уезжает опять на заработки в область Кубанского казачьего войска, где на станции Овечка Владикавказской железной дороги работает у помещика Клименко (вероятно, богатого казака).

Имиссцы на фронтах Первой мировой войны
Имиссцы на фронтах Первой мировой войны сидят (слева на право) Ивлев Николай Алексеевич (брат Ивлева Якова Алексеевича), Финогентов Андрей Никитич, стоит Гераськов Степан Федотович.

Четыре года Якова не было дома, редкие письма рассказывали о событиях в родной Базарной Дубровке, пока не пришло письмо от отца. В письме говорилось, что вся семья Ивлевых и ещё несколько семей односельчан собираются переселяться в с. Имисское Минусинского уезда Енисейской губернии, в котором уже проживали земляки: родственники и знакомые, переселившиеся в Сибирь более десяти лет назад и не терявшие связи со своей "расейской" роднёй. Письмо его взбудоражило, как бы не отстать от своих родных и не остаться одному-одинёшенькому на белом свете. С этими мыслями Яков распрощался с Кубанским краем и 5 апреля 1913 г. вернулся в Базарную Дубровку, где уже полным ходом шла подготовка к переселению. Отец продал дом и кое-какое имущество. И уже по наработанному к тому времени переселенческим управлением маршруту двинулись в путь, где их ждала далёкая Сибирь.

До Красноярска ехали по железной дороге в товарном вагоне вместе с конём и другим домашним скарбом. В Красноярске они делают пересадку на пароход, на котором они плывут вверх по Енисею до города Минусинска. Оставив за своими плечами несколько тысяч вёрст, Ивлевы прибывают 1 июля 1913 г. в село Имисское, где их ждала радость встречи с роднёй и земляками. Первым делом, как и все переселенцы, Ивлевы покупают небольшую избушку, и, опоздав к весеннему севу, они, как и многие,пошли в работники к местным старожилам, к тому же надобыло пройти процедуру причисления к сельскому обществу. Ивлевы трудятся на покосе.

Летняя жара, пауты и слепни, окрестные затаёженные горы, большое волостное село с церковью, школой, торговыми лавками и арбузами, как это было не похоже на страшную Сибирь, какой их раньше пугали. К началу августа в селе появились приказчики золотопромышленника Иваницкого К.И. для вербовки охочих людей на новый Ольховский прииск, где к тому времени была построена бегунная фабрика, велись разведочные работы на рудное золото, открытое в 1911 г. местными старателями на седловине гор Золотой Конёк и Колокол. В число таких охочих, не обременённых ещё ни хозяйством, ни семьёй, в надежде хорошего заработкапопадает Яков со своим братом. Дорога на прииск была одна - река Кизир, по которой велась заброска людей и различных грузов.

Путь по неспокойной реке продолжался двое суток в лодке долблёнке, единственным двигателем были руки беспрестанно толкающих шест, к тому же нужно было бороться с напирающим течением реки. Чем дальше вверх по реке, тем выше вздымались горы, гуще становилась тайга. Редкие переселенческие посёлки давали ночлег и кое-какое пропитание. Остаток пути проходил в пешем порядке вдоль р. Джебь до вершины её притока р. Ольховки, где стоял рудничный посёлок. Там и поселили работников. В посёлке на разных расстояниях друг от друга стояли, кроме жилых построек рабочих, кузница, конторка, две караулки при горных выработках, дом управляющего, склады динамита и капсюлейи бегунная фабрика.

На руднике рабочих ожидала нелегкая работа в горных выработках, строительстве, откатке руды и пустой породы и т. п. Через два с половиной месяца на рудник Якову приходит повестка о призыве на военную службу.Получиврасчёт, он отправляется в Имис. Собрав кое-какие пожитки, отправляется в село Курагинское, где находился призывной участок по отбыванию воинской повинности. В Курагино его ждал отбор на службу по жребию.В те далёкие времена призыв на военную службу осуществлялся с 21 года на срок в 3,5 года. Призывников было больше, чем требовалось. И тогда выбор призывников осуществлялся с помощью жребия в порядке выпавшего номера. Якову же жребий выпал оставаться дома. И опять забота: надо как-то кормить себя. И мысли о семье и своём хозяйстве приводят Якова на Спасский крупчато-паточный завод Н. П. Пашенных. Завод находился вблизи устья р. Ирба, позже давшего начало п. Рощинскому.

Яков работает на заводе рабочим, где его в 1914 г. застала Германская (Первая мировая) война. 3 января 1915 г. пришёл и его черёд идти на военную службу. Первоначально он попадает в 14-Сибирский запасной батальон, где принимает присягу и проходит основы воинской службы. 25 марта того же года он направляется в действующую армию на Западный фронт, а точнее в 1-й Сибирский корпус 10-й русской армии. Так началась окопная жизньрядового пехотинца Ивлева. Позиционные бои сменялись затишьями.Так было вплоть до 9(22) августа, когда 10-я германская армия под командованием генерала Эйхгорна после взятия крепости Ковно (Каунас) не начала наступательное движение между реками Вилия и Неман,стремясь обойти Вильно (Вильнюс) с севера и окружить сосредоточенные в плотной группировке к северо-западу от Вильно силы 10-й русской армиигенерала Радкевича.

Натиск германских войск заставил русское командование усилить этот участок фронта тремя корпусами. Удержав район Вильно, русские войска во встречных боях, продолжавшихся до начала сентября, нанесли большой урон противнику. Наступление немцев было остановлено. Это заставило немецкое командование изменить свой план. Усилив свою 10-ю армию, немцы ударили встык 10-й и 5-й русских армий в районе г. Свенцяны (Швенчёнис), сделав такназываемый Свенцянский прорыв с наступлением в направление Минска. 1-3 (15-16) сентября 2-я русская армия остановила прорыв немецких войск. В дальнейшем русские войска нанесли контрудар по прорвавшейся группировке противника и разгромили немецкую кавалерию.

19 сентября (2 октября) Свенцянский прорыв был ликвидирован, а вся оборонительная операция получила название Виленской. По воле судьбы в последний день этой операции участник боевых действий Ивлев Яков получает ранение и попадает в немецкий плен в районе г. Вильно. С этого момента у военнопленного Ивлева начались скитания по лагерям Германии. Вначале он попал в лагерь Битов, где Яков, как и многие военнопленные, был в карантине. Затем перевод в лагерь Черсау, в котором было около 30 тысяч военнопленных. В лагере свирепствовал тиф, была высокая смертность. Каждый день умирало по 40 человек. После двухмесячного пребывания в этом лагере его и других военнопленных переводят в лагерь г. Мюнстера, где они пробыли до 1917 г. Лагерная жизнь и неотступное желание вернуться на Родину рождают у Якова и его товарищей мысли о побеге, который вскоре они осуществили. Но незнание местности выводит беглецов к городу Эссен, зловещее зарево металлургических заводов этогогорода напоминало о мощной стальной империи Круппа.

Пытка русского военнопленного в австрийском плену в 1915 г.
Пытка русского военнопленного
в австрийском плену в 1915 г.
(фото из исторического журнала
"Родина" № 8-9 1993 г.).

В окрестностях этого города беглецы наталкиваются на немецкий патруль и снова арест. В наказание Яков был подвешен к столбу. Руки были связаны верёвкой за спиной, другой конец верёвки перекидывался через перекладину.Человека поднимали над землёй так, что он едва касался ногами земли, при этом руки выворачивались в суставах, причиняя нестерпимую боль. После этой пытки Яков был посажен на 30 суток строгого ареста. А потом опять перед ним распахнул на два месяца свои ворота лагерь Мюнстер. Очередное пребывание в нём закончилось отправкой Якова на работы к немецкому помещику в г. Дортмунд. Всего русских военнопленных, работавших у этого помещика, было семеро. И всё же мысль о побеге не покидает Якова, на что он подбивает ещё троих своих товарищей по плену. Бежали ночью, шлиночами, опасаясь встреч с людьми, днём отсыпались в укромных уголках.

На третью ночь беглецы проходили мимо химического завода в г. Бохум, возле которого беглецов заметили, началась стрельба. Двух его товарищей схватили, а сам Яков и его друг Гридневский смогли скрыться от преследователей. На 13 сутки побега в 8 км от границы возле селения Боркин или Горкин(?) немцы увидели двух беглецов, начали по ним стрелять, ранив обоих. И опять три месяца немецкого лазарета, после которого Яков попадает на работы к помещику из г. Мауриц. В Германии Яков узнаёт отрывочные сведения о революционных событиях в России. Вскоре и кайзеровская Германия стала трещать по швам. Наступил 1918 г. в Германии революция, свергнут кайзер Вильгельм. Яков участвует в революционных событиях в городе Дортмунд в конце 1919 г. Его как участника выступлений арестовывают вместе с 800 участниками этого восстания. Освободили Якова по ходатайству помещика, у которого он работал и который взял его на поруки.

Пока Яков был в германском плену в с. Имисском отец достроил дом, братьев Николая и Ивана тоже забрали на фронт. Затем началась революция - смена властей, то белые, то красные. Вернувшиеся с фронта братья примкнули к зачинщикам Кизирского партизанства - братьям Евдокимовым Ивану и Петру Дмитриевичам, за связь с которыми были арестованы и посажены в Минусинскую тюрьму. Дом отца подвергался систематическим обыскам со стороны подпоручика Занина. Будущий тесть Якова Дмитрий Фёдорович Евдокимов также подвергался арестам со стороны белой власти. 15 сентября 1919 г. в Имисском была установлена Советская власть.

А что же Яков? В 1920 г. началось массовое возвращение русских военнопленных на Родину.В конце года Яков вернулся уже в Советскую Россию. И вот Имис, радость встречи с родными после пяти летних лагерных скитаний. Вернулся Яков из Германии с привычкой при встрече со знакомым человеком приподнимать шляпу ик тому же весьма политизированным, но от своего пензенского говора он так и не отвык. Яков участник всех собраний как сельских, так и волостных. В марте 1921 г. его выбирают делегатом на уездный съезд советов, а на нём его выбирают делегатом на губернский съезд, состоявшийся 12 июня 1921 г.

В ноябре 1922 г. вторично едет на губернский съезд советов. Возвратившись домой Яков, выступает на волостном съезде советов, состоявшимся 1 января 1923г с докладом, в котором говорилось о международной и внутренней политике. Он рассказал, что на востоке одно время существовал Буфер (Дальневосточная народная республика 6апреля 1920 -15 ноября 1922), а в настоящее время Красной армией и партизанскими отрядами удалось удалить с Востока Буфер и японские войска. Рассказал, как окрепла Советская Россия, насколько поднимается промышленность. И том, что международная конференция признала Россиюмощным государством и что в Москве созывается конференция, на которую приглашаются представители буржуазных государств, где будет поставлен вопрос о разоружении армий во всех государствах. Рассказал он и о том, что вынесено положение на 1923-24 гг. о замене хлебного налога денежным, а также о том, что на Всероссийский съезд советов были избраны депутатами бывшие партизаны Енисейской губернии товарищи Ерофеев и Лыткин.

Яков в течение нескольких лет состоит членом Имисского сельсовета. Знакомство с Ульяной Дмитриевной Евдокимовой закончилась скорой свадьбой. Поселились молодожёны у брата Ульяны Петра. Живя у него, Яков покупает себе за 30 пудов хлеба коня, второго дал ему тесть, а отец отдал телегу. В 1924 г. он покупает себе небольшой дом.Так Яков наконец обзавёлся своим хозяйством. В 1925 г. у Якова с Ульной родился первенец, которого он назвал Карлом (в честь Карла Маркса), а в 1927 г. родилась дочь Валентина. Работал он как в своём хозяйстве, так и у мельника Ваулина Филиппа. Конец 20-х годов эпоха НЭПа уходит в прошлое, в стране начинается массовая коллективизация. В Имисском в 1928-29 годах организуется коммуна "Кизирских партизан" на основе мельницы Костылева и хозяйств коммунаров (позже на месте коммуны была Имисская база Артёмовского золотопродснаба), куда вступаетЯков. В коммуне он был полеводом и членом правления, затем состоял в колхозе "Красный Имис". Братья же его к тому времени находились в разных местах, Иван был в Новосибирске главой управления по скорняжным делам Западно Сибирского края, Михаил учился в Москве, а Фёдор служил в армии.

Вплоть до 8 марта 1932 г. Яков находится на разных ответственных работах. В то время на заседании президиума Имисского сельсовета в присутствии его членов, представителей от ячейки ВКП(б) и ВЛКСМ, а также председателя колхоза решался вопрос о лишении избирательных прав Ивлева Я. А, приписав его тем самым к кулачеству. Обосновалиэтот тем,что он занимался спекуляцией и эксплуатацией людей. "Спекуляция" его заключалась в том, что он в 1922 г. от лавки "Хлебопродукт" возил соль из Курагино. За неимением в лавке средств к оплате Якову предложили взять в расчёт 10 свечей (керосин был в большом дефиците) и 12 крестиков, которые он меняет на два деревянных ведра и три аршина холста (неправда, напоминает бартер). Эксплуатация же заключалась в том, что нанимал в 1925 г. няньку Большакову Евдокию, которая жила в семье как дочь, за работу ей, как и обещал, дал новые катанки, кожаные чирки и хлеба, то есть муки.

В 1927 г. к Якову Евдокия сама пришла, проработав у него, пять недель он заплатил ей 7 рублей и дал ей хлеба и солода. В том же году у него в связи с рождением дочери нянькой работала Бредкина Анастасия Гавриловна, один месяц. А годом ранее бороноволоком на посевной 10 дней работал Дерешев Егор.По законам того времени выборным членам сельсовета в помощь давался работник, труд которого оплачивался из бюджета сельсовета. В связи с этими доводами Яков был лишён избирательных прав, т.е "раскулачен". После долгих мытарств Яков вернул себе избирательные права. Работал в колхозе, а позже кладовщиком на складе "Глубинка".
К сожалению, дальнейшая судьба Ивлева Я. А. неизвестна, его сын Карл был призван в 1943 г. на фронт.


Баландин А. В.
с. Имисское. 2012-2013 гг.

16.01.2015 / Просмотров: 1797 / ]]>Печать]]>
 Календарь новостей
«Авг.2017
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Курагинский район, история, краеведение, сплавы, походы, велопутешествия.

Курагинский клуб моржевания и закаливания Льдинка

Клуб ЗЕМЛЯКИ-КУРАГИНЦЫ

Учителями славится Россия, ученики приносят славу ей

 

 Опросы
Оцените этот сайт
Отлично!
Хорошо
Нормально
Так себе
Плохо!

Район, в ктором мы живём! : Одноклассники

 


Главная | О проекте | Карта сайта | Обратная связь | RSS При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна. Использование фотоматериалов только с письменного разрешения. Ваши мнения, предложения и замечания просим направлять на наш e-mail.
Сайт семьи Никулкиных © 2004 - 2017 NikaVA

Рейтинг@Mail.ru Красноярский рейтинг сайтов на Krasland.ru