»»

Памяти героя…


Памяти героя…

Этим Героем гордятся не только в Курагинском, но и в Шушенском районе, где он родился, а также республике Тува, куда в 1944 году переехали его родители. Александру Семирадскому посвящен специальный раздел в Национальном музее Тувы. 

Польский сибиряк Александр Семирадский родился в 1923 году в селе Казанцево Шушенского района. Его дед Антон Иванович Семирадский был выслан в Сибирь из Польши за избиение паныча. Антона Семирадского судили и в кандалах, в которых он проходил целых 12 лет, пригнали в Сибирь, в тюрьму города Ачинска. А после окончания срока отправили в село Казанцево под надзор полиции.

Александр Семирадский

В Казанцево Александр доучился до 8 класса, а затем семья переехала в город Артемовск Курагинского района, где он и закончил десятилетку. Юность Александра совпала с подъемом массового осоавиахимовского движения в стране и 15-летний Александр стал членом осоавиахимовской организации школы № 1 города Артемовска, посещал курсы «Ворошиловский стрелок». В начале восьмого класса был избран в совет школьного Осоавиахима, стал инструктором по противовоздушной и противохимической обороне: вел в школе занятия по ПВХО I ступени, принимал зачеты по различным нормативам и прочее. Сам параллельно занимался в группе ПВХО II ступени. К концу восьмого класса он был избран заместителем председателя, а в начале девятого класса (с сентября 1940 года) – председателем первичной осоавиахимовской организации школы, заведовал военным кабинетом, вел стрелковую группу.

В июне 1941 года Александр окончил 9 классов, в августе собирался поступать в военно-морскую школу, но его мечте стать моряком не суждено было сбыться. 23 июня 1941 года Александр узнает о начале войны.

Так как ему не было еще восемнадцати лет, в армию мог пойти только добровольцем. Александр написал заявление в военкомат с просьбой отправить его учиться на командира. В июле прошел военно-медицинскую комиссию, но ожидание повестки затянулось на несколько месяцев, полтора из которых он посещал 10-й класс Артемовской школы № 2. За это время увезли в трудовую армию отца.

16 ноября 1941 года Александр Семирадский был призван Артемовским районным военным комиссариатом в армию и направлен на обучение в Московское Краснознаменное пехотное училище, которое находилось в то время в эвакуации в г. Новосибирске.

В связи с военным временем занятия в училище проходили по ускоренному курсу. Через восемь месяцев, 20 июля 1942 года, Александр окончил его в звании лейтенанта и был направлен в распоряжение Волховского фронта. С 4 августа он был назначен командиром стрелковой роты 1067-го стрелкового полка 311-й стрелковой дивизии 54-й армии.

Еще начиная с 9 класса, Саша стал вести дневник, в котором почти ежедневно записывал все события прошедшего дня и свои размышления. Не оставлял этого увлечения даже на войне, хотя это было довольно опасно, ведь, узнай о дневниках особисты – не миновал бы автор штрафной роты. К счастью, две толстые общие тетради сохранились по сей день у родственников Александра.

«22 февраля 1943 г. Наша дивизия в срочном порядке снялась с занимаемого рубежа и была брошена в наступление на Смердинский укрепленный узел полка. Сейчас все позади, но многое запечатлелось в памяти, хотя бой проходил 4 февраля. Мне пришлось наступать на ровном пляже. Огневые точки противника артподготовкой подавлены не были, потому потери были большие. Из 100 человек моей роты остались в живых только 23. Погибли замечательные товарищи, мой заместитель старший лейтенант Жаков, все командиры взводов. Несмотря на то, что я подвергался большой опасности, многому научился. Удивляюсь себе. Я же никогда не участвовал в таком большом сражении, но справился прекрасно, присутствие духа не покидало ни на минуту. А ведь был случай, когда даже приходилось прикрываться трупом. Обстановка была ужасной. Повсюду стоны, окровавленные, но еще живые тела, и трупы, трупы, трупы…
Александр Семирадский

Думаю о маме. Мама, мамочка, как же трудно тебе. Но не плачь, родная, все будет хорошо, я вернусь».

В мае 1943-го Семирадский уже командует батальоном, головой отвечает за шесть сотен вве¬ренных ему душ. А комбату всего 20 лет.

«25 мая 1943 г. В такой суете прошли пять дней. Было много неприятностей. Два моих бойца изменили Родине, покинули пост и скрылись. Хочу назвать их имена: Литин и Задыкин. Раньше только слышал о подобных вещах, а вот теперь самому пришлось испытать это. Гадко сделали. Мне, конечно, попало. 19 мая вызвали на военный совет, генерал Рогинский дал пять суток ареста. И тут же командир дивизии вручил орден Красной Звезды за то, что мой батальон, вступив в бой, захватил высоту 40,7 и перекрыл дорогу Мишкино – Поречье».

Отважно сражался сибиряк. Пять орденов украсили грудь гвардии майора. А шестой – орден Ленина – и Золотую Звезду Героя Советского Союза поносить на своей гимнастерке не успел. Указ о присвоении ему звания Героя был опубликован 4 марта 1945 года, а погиб Александр в январе. Было тогда гвардии майору Семирадскому неполных 23 года. Совсем мальчишка. Но сколько ему уже пришлось хлебнуть. Вот что писала о Семирадском – уже гвардии майоре – дивизионная газета.

«На подступах к городу Шауляю штурмовой отряд Семирадского попал в окружение. Завязался кровопролитный бой. Гвардейцы роты Семирадского подожгли немецкий танк. Но фашисты продолжали лезть напролом. Тогда командир принял дерзкое решение: на горящем немецком танке вырваться из окружения. Храбрецы прорвали огненное кольцо, а Александр чуть не погиб. Ему удалось выбраться из горящего танка через нижний люк, а батальон благодаря ему прошел еще 60 километров и держал оборону еще три дня. В дивизии его считали уже погибшим. Тогда комдив приказал своим разведчикам найти тело майора и доставить в часть. И сколько было радости, когда он оказался живым и невредимым, только весь грязный и немного обгоревший. За этот подвиг ему вручили орден Красного Знамени».

Была у Семирадского еще одна награда, редчайшая для фронтовика – отпуск для поездки домой. Немногим, даже из тех, кто прошел всю войну, выпадало такое счастье.

«13 декабря. Командир полка дал мне отпуск – повидаться с семьей. И вот уже 14 дней я дома. Какое это счастье посетить родителей. Завтра уезжаю, как-то неприятно. Дома не был, как (можно) меньше думал о доме, а вот теперь… Мне очень хочется успокоить как-нибудь родителей, а для этого нужно жить. Дневник оставляю здесь. Все».

Он очень хотел жить. Более того, и записи в дневнике, и письма с фронта говорят о том, что, как и большинство его сверстников, Александр всерьез не допускал даже мысли о смерти.

«Мама, здравствуй! Мама, что за безобразие? Оказывается, когда ты получаешь от меня письмо, то постоянно плачешь. Пишешь, думаю все, что ты убит. Что за глупости, зачем же плакать, ну а если действительно убит, тогда что? Тебе жизни лишаться что ли? По-твоему ведь так выходит? Что бы там ни было, но надо жить. Ходи в кино, в гости, можно и гульнуть у знакомых. Нельзя же зацикливаться только на мне. Учти это и не пиши, что плачешь. А знаешь, какая жизнь будет после войны? Замечательная будет жизнь. Не беспокойся, я вернусь. Все. Целую! 10 марта 1943 г. Александр». Сбылось материнское предчувствие. До победы Саша не дожил три месяца и девять дней. Вместе с похоронкой матери пришло письмо.

«Дорогая Агния Степановна! Нас с Вами постигло большое горе, – писал командир полка. – Смертью героя погиб Ваш сын и наш боевой товарищ Александр. Не хочется верить, что нет среди нас этого молодого, жизнерадостного офицера, красы и гордости нашей части. Вот как погиб наш Александр. Шел жаркий бой. Озверелый враг яростно сопротивлялся, вел сильный огонь, не давая нам поднять головы. Не выдержало горячее сердце патриота, с криком «За Родину!» он, как великан, поднялся и увлек за собой бойцов на штурм врага. Безжалостная пуля попала ему прямо в сердце. Мы поклялись жестоко отомстить за нашего дорогого товарища.

Агния Степановна! Грудью своей Вы вскормили Александра. Материнским сердцем благословили на величайший подвиг. Большое Вам спасибо за это. Низко кланяемся Вам, Агния Степановна, что Вы воспитали такого сына. Родина никогда его не забудет».

Долгое время родные не знали, где он похоронен. Пока случайно не попал в польский город Пила его школьный друг, где и обнаружил могилу земляка. Родители сделали запрос в этот город и получили приглашение посетить могилу сына.

Кладбище находится в трех километрах от города Пилы. На нем покоятся 1372 солдата и офицера Советской Армии. Расположено оно среди сосново-березового бора, ухожено.

Надпись на памятнике гласит: «Гвардии майор Семирадский Александр Антонович. Родился 1923 году. Дважды Герой Советского Союза. Погиб в борьбе с немецкими захватчиками за свободу и независимость нашей Родины 31 января 1945 года». В Кызыле, куда переехали его родители в 1944 году, в честь Героя названа улица. В Артемовске имя Семирадского присвоено школе, где последние два года учился Александр. В музеях Казанцево и Красноярска есть личные вещи и письма Александра. Часть писем храниться в личных архивах героя.


Никулкина Наталья,
Курагинский район

Используемые источники:
Вячеслав Хопров, tuvpravda.ru
http://krskstate.ru

Рейтинг

В этом разделе

Добавить комментарий

Обновить

Десять минус три будет, прописью?